ban

Полицмейстер, сын священника и дворянин

Общество, 11:00, 6 октября
Полицмейстер, сын священника и дворянин

Ипполита Степановича Бекаревича можно считать полицейским чиновником, который находился в должности читинского полицмейстера дольше всех его предшественников. Он дослужился на этом посту до самого высокого чина – статского советника, который соответствовал армейскому полковнику. Удалось найти и сведения о его происхождении и начальном этапе службы в Российской полиции. 

В дворянстве утверждён Сенатом

Региональные памятные книжки ХlХ – начала ХХ вв. дают краткие сведения о должностных лицах. По ним о человеке можно узнать, лишь какую должность он занимал в то или иное время. Повезёт, если появится возможность проследить за несколько лет продвижение его по службе. При поиске сведений о полицмейстере Бекаревиче памятные книжки рассказали, что да, служил в Чите такой полицмейстер, и всё. Выручил Интернет. На сайте Российского Государственного исторического архива можно найти информацию, что Ипполиту Бекаревичу в «1897 г. было 33 года. В чине коллежского секретаря состоял помощником могилёвского полицмейстера», то есть родился Ипполит Степанович в 1864 году. Добавил информации Шляхетский форум Беларуси, где размещён «Алфавитный список лиц, утверждённых в дворянстве Правительствующим Сенатом по Могилёвской губернии 19 января 1896 года № 3302. Бекаревич Стефан Михайлович, священник, его сыновья: Ипполит, Георгий» (Ф. 1349 Оп. 2, Д. 1493 Л. 1-4). Большая часть носителей фамилии Бекаревич относилась к польской шляхте.
Итак, сын священника, дворянин Бекаревич, бывший помощник полицмейстера в июне 1908 года был назначен читинским полицмейстером. Пока неизвестно, где он до этого служил 11 лет. В наше время о нём впервые написал краевед Лобанов в книге «Старая Чита»: «Квартиры Полутовского квартала высоко ценились. Здесь в 1910 году проживали: …полицмейстер сыскной полиции Ипполит Степанович Бекаревич…», и указаны несколько высокопоставленных читинских чиновников. 

Служба при четырёх начальниках

 Бекаревич поставил своего рода рекорд по подчинённости своим прямым начальникам – военным губернаторам. Ему пришлось служить при четырёх из них. А это было непросто. Ведь у каждого был свой характер, требования, к каждому должен быть определённый подход. К этим качествам начальников нужно было или приспосабливаться, или, если не сработаешься, уходить в отставку.
В должность полицмейстера Бекаревич вступил при генерале Михаиле Эбелове. Время было непростое. В послереволюционной Чите ещё помнили об убийстве полицмейстера Андрея Гарпинченко и начальника Нерчинской каторги Юлия Метуса. К тому времени под воздействием жёстких мер губернатора обстановка в городе стабилизировалась. Полицейские под угрозой увольнения предпринимали меры к снижению преступности в городе. Бекаревич прослужил при Эбелове чуть больше полугода. Сменивший его генерал Владимир Марков губернатором был недолго, около пяти месяцев. В то время служба в полиции шла по исполнению инструкции в поддержании порядка и «благочиния» в городе.
Прибывший в начале 1910 года губернатор Василий Косов с головой окунулся в работу. Главной его заслугой перед читинцами стало спасение их от чумы, эпидемия которой распространялась зимой 1910-1911 гг. из Маньчжурии. Косов с помощью военных и полиции закрыл границу, приказал создать посты по досмотру пассажиров. Созданная жёсткими мерами линия против эпидемий дала положительные результаты. Жителей области и города «чёрная смерть» обошла стороной.
Высочайшим Указом от 28 марта 1912 года военным губернатором был назначен генерал Андрей Кияшко. К тому времени Бекаревич находился в должности полицмейстера 4 года и имел большой опыт в службе. Все было относительно спокойно. И вдруг напасть…
 В этот год не только городская полиция, но и уездные полицейские были «мобилизованы» на раскрытие преступлений. Иркутская газета «Наша мысль» в то время сообщала, что 28 апреля столичная актриса Магдалина Дальская застрелила в гостинице «Даурия» молодого артиста Бартенева. Затем из Московской сыскной полиции пришёл циркуляр о поиске изготовителей фальшивых 100-рублевых банкнот. Начались дознания по выяснению причин убийства артиста, искали фальшивомонетчиков и нашли с помощью москвичей след от Читы до Парижа. Кульминацией этой цепочки преступлений стало покушение на военного губернатора Кияшко в сентябре 1912 года. Произошло оно не в Чите, а в Нерчинском Заводе, где уездным начальником был коллежский регистратор Юринский. 

Чины тюремных ведомств среди них А.М. Кранберг

У истоков создания сыскной полиции

Между тем, Ипполит Степанович с первых дней, возглавляя читинскую полицию, уже знал, что в её рядах грядут перемены. На должность он был назначен в июне, а 6 июля 1908 года был принят Закон «Об организации сыскной части», согласно которому в составе полицейских управлений городов были образованы «сыскные отделения четырёх разрядов для производства розыска по делам общеуголовного характера как в городах, так и в уездах». В справке к 110-летию создания сыскных отделений ветеран МВД краевед Геннадий Жеребцов отмечал: «Всего было создано 89 сыскных отделений. Их штаты были небольшими – от 8 до 20 сотрудников, а в Забайкальской области – и того меньше, всего три сотрудника».
Становление сыскного отделения в Чите шло не просто. В итоге сформировалось оно в начале 1909 года. Первым начальником сыскного отделения Читинского городского полицейского управления стал не имеющий чина (н.ч.) Даценко Козьма Глебович. В его подчинении были полицейские надзиратели н.ч. Плохотник Савва Артемьевич и н.ч. Плещевец Филипп Лукич. Причём, как показывает переписка Даценко, содержание помещений отделения отнесли «исключительно на городские средства». Он сообщал в Иркутск: «Пока было тепло, проводили антропологические замеры и фотографирование преступников во дворе. Ввиду наступления холодов на дворе фотографировать и измерять преступников не представлялось возможным, а в квартире, занимаемым сыскным отделением, подходящей для этого комнаты не имелось».

Вот один из эпизодов работы сыскного отделения по предупреждению преступлений. В начале 1913 года правоохранительным органам Забайкальской области стало известно о готовящемся покушении на военного губернатора Кияшко. Розыски злоумышленников были поручены начальнику сыскного отделения Альфреду Мартиновичу Кранбергу, сменившему Даценко. Докладывая обстоятельства задержания одного из террористов, А. Кранберг сообщал, что «после получения вечером 1 марта приказа Военного губернатора задержать скрывающегося в г. Чите по Нагорной ул. в доме Зимина революционера по кличке «Гошка», замышляющего на жизнь Военного губернатора в ночь на 2 марта, были произведены наблюдения за домом Зимина». У сыщиков имелась оперативная информация, «что при задержании в доме, он (Гошка) оказал бы вооружённое сопротивление и не сдался бы живым». Поэтому, ознакомившись с окружающей местностью, утром 3 марта полицейские организовали засаду на подступах к дому Зимина.
Вот как описывал дальнейшие события А.М. Кранберг: «Я напряжённо наблюдал из своей засады напротив дома Зимина и незаметно для вышедшего из калитки дал сигнал бывшим в засаде впереди». Далее он с городовым Григоровым последовал за «Гошкой» и на углу Нагорной и Мариинской (Богомягкова - авт.) улиц бросился на него, закричав: «Руки вверх!» Злоумышленник, подумав в лице переодетых чинов полиции разбойников, приподнял руки. Кранберг и городовой Григоров схватили его за руки и моментально одели на него наручники».

Осенью 1913 года начальником отделения был уже Федор Сосипатрович Ялин. По архивным данным последним начальником стал Сватнев. Согласно описи имущества Читинского сыскного отделения, составленной 29 января 1916 г., сданной вступившему в должность Сватневу, сыск располагал всего 2 наручниками арестантскими, двумя револьверами «Браунинг» и двумя револьверами системы «Наган».
Статский советник Ипполит Степанович Бекаревич с момента образования сыскного отделения и до окончания службы в Чите в 1914 году успешно руководил этим уникальным подразделением полицейского управления. После отъезда из Забайкалья след его в истории теряется. 

Валерий Филоненко 

 


Одно из последних преступлений, совершённых в Чите при полицмейстере И.С. Бекаревиче. 29 (16) января 1914 года столичная газета «Русское слово» сообщила:
 Пожар буддийского храма.
ЧИТА,15,I. В центре города сгорел трёхэтажный буддийский храм. Он был построен на средства забайкальских бурят и имел свыше двух тысяч редких драгоценных коллекций буддийского культа и тибетской медицины, привезённых из глубины Тибета, Китая и Монголии. По богатству редких коллекций храм является единственным в Европе. Пожарная команда нашла замки и запоры взломаны. Выяснилось, что пожар начался внутри храма. Полагают, что храм был подожжён по религиозным побуждениям 
Во время пожара сгорели и пропали все редкие предметы буддийского культа, с большим трудом собранные в храме. Храм существовал 15 лет.

 (Газетные старости)


 

КОММЕНТАРИЕВ: 0
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию
Вы отвечаете на комментарий №
avatar
captcha
Введите число, изображенное на рисунке
CTRL + Enter
Время модерации комментариев – с 08:00 до 24:00 (по местному времени). Поступившие в иные часы будут обработаны в начале рабочего дня.
ban