ban

Убить Счастье. Часть 3

Общество, 12:00, 9 октября
Убить Счастье. Часть 3
Источник фото: pixabay.com

Больше года назад в Краснокаменске разыгралась настоящая трагедия. Во время родов ребёнок Марины Хаминой получил такие травмы, что до сих пор находится в коме. Женщина в произошедшем обвинила врачей, и уж если быть честными, не безосновательно. Подробности этой жуткой истории «Экстра» уже публиковала на страницах своей газеты. И вот точка в этом деле, наконец-то, поставлена. Правда, она больше напоминает многоточие. 

Шок. Борьба. Надежда.


Для тех, кто не знаком с этой чудовищной историей, напомним. В Краснокаменскую ЦБ №4 Марина Хамина поступила в 2017 году прямо перед декабрьскими праздниками. В ночь на 8 января, тогда ещё нового 2018 года, у неё начались схватки, о чём она поставила в известность акушерку, которая, со слов женщины, по какой-то причине ей не поверила. Спустя несколько часов, когда происходящее уже стало невозможно не замечать, её всё-таки спустили в родовое отделение и оставили дожидаться следующей смены, которая заступала на дежурство в 8 утра.
С 10 утра до 16 часов роженице поставили капельницу, чтобы стимулировать схватки. А когда в четыре часа её положили «на стол», женщина была уже «никакая» - схваток уже практически не было. Одна из врачей предложила сделать кесарево сечение, потому что надежды на то, что Марина сможет родить самостоятельно, практически не было. Но Наталья Кожина, которая руководила родовспоможением, её совет проигнорировала  – ответила, что женщина справится и сама. Для того, чтобы помочь ей родить, врачи использовали вакуум. Марина вспоминает, что один из присутствующих докторов, когда процедура не увенчалась успехом, сказал: «Хватит, хватит ей уже, ты своим «вакуумом» разнесла всю голову ребенку, надо делать кесарево сечение». Однако и его слова были проигнорированы. Вместо того, чтобы прибегнуть к очевидной процедуре, Наталья Кожина решила щипцами вытянуть плод. Во время этих манипуляций голову ребёнку повредили окончательно. 
– И здесь меня решили экстренно «кесарить». Меня перенесли на кушетку, группа очень волновалась и, когда катили по коридору в операционную, элементарно, не могли открыть дверь. С горем пополам открыли эту дверь – нет анестезиолога на месте. Ждали, пока он «нарисуется» из дома. Дождались, пришёл вальяжный анестезиолог: «Здрасьте, что у вас здесь? А где у вас перчатки? А какую анестезию будем делать?» Я, как предмет, лежу, всё это слушаю. На него уже начали орать сами врачи, чтобы он шевелился. Прокесарили. Причём это сделала сама заведующая отделением Ольга Луговская, отстранив нерадивого акушера от родовспоможения, – рассказывает Марина. 
Итог всех этих манипуляций был ужасным – Кира, как назвала Марина свою дочь, до сих пор находится в коме. Треть бумаги формата А4 занимают только диагнозы. По словам женщины, вместо головы у ребёнка было настоящее месиво – когда доставали щипцами, кость зашла за кость, девочка долгое время находилась без кислорода, случилась атрофия мозга. Девочка не пришла в сознание до сих пор. 
По заявлению роженицы, (уже после выхода сюжетов на Заб.ТВ) начал работу местный следственный комитет. Они изъяли документы и…все. Записи с видеокамер были удалены, так как через пятнадцать дней положено стирать видеофайлы. Представитель прокуратуры побеседовал с Мариной и также испарился. От министерства здравоохранения приехала большая комиссия, но Марину с ребёнком посетил только главный неонатолог края. С результатами работы комиссии Марину никто не ознакомил.
Дальше была долгая, изматывающая борьба – все силы уходили на то, чтобы пробить стену «белых халатов». В Краснокаменске был организован сбор средств в поддержку здоровья Киры. Социальные сети просто «взорвались» десятками историй о тяжёлых родах: «Акушерка уронила новорождённого на пол, сломался позвоночник, ребёнок умер». «Умирают дети и роженицы, родовые травмы и, как следствие, дети-инвалиды или их мамы». Но только единицы из пострадавших пошли в правоохранительные органы и ещё меньше чего-то добились. 
Потребовались активные действия, в том числе ряд «бодрящих» публикаций в СМИ, чтобы правоохранительная машина со скрипом раскрутилась и уголовное дело начало входить в свою финальную стадию. 

Суд. Честный и справедливый?


После первой публикации в газете «Экстра» статьи «Убить Счастье» была проведена судмедэкспертиза, которая вынесла безапелляционный вердикт: «Действия врача-акушера Натальи Кожиной во время родовспоможения Марины Хаминой были ошибочными, что привело к тяжким телесным повреждениям ребёнка, приведшим к глубокой инвалидности». После встречи с начальником СО СК РФ по Забайкальскому краю Юрием Русановым и второй публикации  активно начал работать следственный комитет. Десятки документов, несколько томов уголовного дела. И вот по статье 118 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности», часть вторая «Деяние, совершённое вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей» Наталью Кожину пригласили в сорок второй участок мировых судий Краснокаменска, судья Елена Киреева. 
Впрочем, нет, для Марины Хаминой терзания продолжались. Я присутствовал на судебных заседаниях, слушал подробный рассказ судмедэкспертов о манипуляциях врача во время родов. А Марина всё это пережила. И как здесь не сдержать слёзы, когда благообразный светила забайкальской медицины всерьёз рассуждает, что роды – это ещё и «игра» - Хаминой и её дочери просто не повезло. «Но мы же оставили ей матку, она может ещё родить!». И только требование государственного обвинителя зачитать данные ранее показания привели этого «доктора» в чувство. На бумаге он признал действия акушера ошибочными. Заставляет задуматься фраза одного из экспертов: «Это не непрофессионализм врача, это беда врача». Нет, беда у матери, которая вот уже второй год ежедневно ухаживает за своей больной дочерью, а верить в эфемерные моральные терзания доктора, по меньшей мере, цинично.

 Последнее слово


Врач-акушер Наталья Кожина не признала свою вину ни на одном этапе судебного разбирательства. Несмотря на показания своих коллег-экспертов и фактически доказанную вину, более других понимая истинный смысл диагноза девочки Киры, в своём последнем слове она заявила, что ни о чём не жалеет. Впрочем, это было видно невооружённым взглядом всем участника процесса: не показное спокойствие, а полное равнодушие к происходящему. Нет, я уверен, Наталья Кожина не садист, она просто хорошо понимала степень разыгрываемого фарса, её спокойствие - результат уверенности в своей безнаказанности.
Что будет, если строитель случайно уронит кирпич на голову прохожему? Если водитель не справиться с управлением, собьёт пешехода и сделает его инвалидом на всю жизнь? Сложно сказать. Знаю только, что если врач-акушер, неправильно выбрав тактику родовспоможения, в прямом смысле этого слова сделает новорождённого инвалидом, то Краснокаменский мировой суд приговорит его к двум годам шести месяцам ограничения свободы (раз в месяц отмечаться в специализированном государственном органе). И лишением права заниматься профессиональной деятельностью по профилю «акушерство и гинекология» сроком на два года. Процессуальные издержки, выплаченные защитнику, отнести на счёт федерального бюджета. В деле о смерти новорождённого по вине акушерки наказание было немногим строже. Хотя скамья подсудимых не будет пустовать – Наталью Кожину ожидает ещё один суд. А также в КБ №4 работает следственная группа СК, на сей раз дело заведено против руководства больницы. Чем, интересно, закончится?

Юрий ЖИТЛУХИН 

Личное мнение

Нас с детства приучали к тому, что профессия врача священна. Он спасает жизни людей. И вместе с тем случается, что на приёме в поликлинике или в  больнице мы натыкаемся на равнодушие, хамство и непрофессионализм врачей. Но ругать их нельзя. И наказать невозможно. А ещё их коронная фраза: «Жалуетесь, а как занеможете, к нам бежите!». Простите, а кому бежать? Вот и стараемся попасть только к «хорошему» врачу, надеясь на внимательное отношение. Почему так? Как журналист я отвечаю за каждую строчку в статье, но призвать врача к ответу… Я со страхом думаю: «А если бы это был мой ребёнок?». У нас в стране нет проблем со свободой слова. У нас проблемы после того, как это слово произнесёшь. Предположи я, что «если бы акушерка получила за своё деяние реальный строк, то другие бы задумались и начали работать внимательнее», то меня засыпали бы гневными комментариями на тему «спасающих жизни». Как страшно жить.


  
 

КОММЕНТАРИЕВ: 0
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию
Вы отвечаете на комментарий №
avatar
captcha
Введите число, изображенное на рисунке
CTRL + Enter
Время модерации комментариев – с 08:00 до 24:00 (по местному времени). Поступившие в иные часы будут обработаны в начале рабочего дня.
ban