Жизнь «в режиме ожидания»

Алеся Малинина / Общество, 09:46, 6 марта /
Жизнь «в режиме ожидания»
Источник фото: lisovasotnya.info

В последнее время из каждого утюга доносится, что государство наше заботится об инвалидах - вовсю защищает их права и изо всех сил старается обеспечить им достойное и комфортное существование. К сожалению, практика показывает, что это не более чем красивые слова. Очередное грустное подтверждение этому – история Андрея Кладова, инвалида 1 группы, и его матери. Все их попытки защитить свои права разбиваются о формализм и равнодушие чиновников.

Жизнь в коляске

Андрей – улыбчивый и добродушный парень, но, увы, с раннего детства инвалид 1 группы, в силу своего диагноза он не может даже минимально обслуживать себя. Жить таким людям, разумеется, очень непросто. К невозможности самостоятельно передвигаться, добавляются постоянные судороги и весьма своеобразное понимание окружающей действительности. Надежды на то, что это когда-нибудь изменится, нет. Из младенческой коляски Андрей давно пересел в коляску инвалидную, но в состоянии его ничего не поменялось, за ним по-прежнему нужен круглосуточный присмотр. Все эти годы за сыном ухаживает мама – Светлана Кладова. Живёт, а точнее, выживает маленькая семья на пенсию Андрея и пособие по уходу для Светланы, всё вместе – чуть больше 20 тысяч рублей на двоих. Приходится тяжело, но к трудностям им не привыкать. Только вот последние несколько лет они вынуждены скитаться по чужим углам, не имея возможности проживать в своей квартире.

Непригодная квартира

Дело в том, что дом, в котором прописаны Кладовы, представляет собой деревянное здание 1910 года постройки на несколько квартир, с печным отоплением и полностью неблагоустроенное. И, разумеется, требующее основательного ремонта. Ведь недостатки по всем фронтам. Например, зимой электричество почти не работает – и так не хватает напряжения в старенькой проводке, да ещё не самые благополучные соседи норовят отапливаться обогревателями вместо дров. Даже для абсолютно здорового человека условия особо комфортными не назовёшь, но это полбеды. Для проживания инвалида-колясочника квартира просто непригодна.

Проблемы начинаются прямо с порога: к двери квартиры ведёт довольно крутая и высокая деревянная лестница. Разумеется, никаких пандусов не предусмотрено, а значит, чтобы Андрей мог подышать свежим воздухом, Светлане приходится сначала вытаскивать коляску, а потом на руках выносить сына. Долгие годы она справлялась, но сейчас Андрею уже 30 лет, свою невысокую маму он давно перерос, а Светлана, соответственно, не молодеет. Зимой, когда добавляется вес одежды, носить взрослого мужчину вверх-вниз по лестнице она уже физически не может. И даже проветрить помещение невозможно, ведь конструкция окон этого не предусматривает – они цельные, не открываются. Есть только маленькая форточка, и то только в одном из них. Дверные проёмы в квартире слишком узкие, взрослая коляска в них не проходит, так что из комнаты в кухню, где есть возможность посидеть у форточки, Андрея тоже нужно нести на себе. Но самая главная беда – отсутствие ванной. Из-за особенностей диагноза, вымыть Андрея можно только лёжа, так что варианты с тазами и лоханками отпадают. В итоге сначала нужно натаскать воды, нагреть её, потом расстелить на полу огромную клеёнку и приступить к омовению.

Понять, насколько это сложно и тяжело, может только человек, который с этим сталкивался. Да и полноценным купанием это не назовёшь. А ведь гигиена для человека с таким диагнозом очень важна, есть постоянный риск образования пролежней и прочих печальных последствий неподвижности. В итоге и без того нелёгкая жизнь в своей квартире превратилась для семьи в каждодневный ад.

- Раньше я моложе была, как-то управлялась, - делится Светлана, - а в последние годы уже совсем никак. И мне тяжело очень, и сыну.

Выручили родственники, пустили пожить в пустующую благоустроенную квартиру. К сожалению, это только временный вариант, вечно жить в чужом доме невозможно, проблема с жильём стоит в полный рост.

Государство «спешит» на помощь

Ну а что же наше заботливое государство? Оно, как всегда, «готово помочь». Андрей стоит в очереди как нуждающийся в жилом помещении, от города ему обещана квартира. Не забыли и о льготах как инвалиду – он даже в первоочередном списке. Вот только в этой очереди он с 1989 года, заявку подали через год  после его рождения. И номер его в списке 535. Собственно, вся жизнь, 30 лет, прошла «в режиме ожидания». А конца-краю этой очереди не видать. В 2017 году доведённая до отчаяния Светлана решила побороться за право сына на нормальное существование и обратилась в суд с просьбой предоставить им квартиру вне абсолютно неподвижной очереди. Объяснила, что жить в тех условиях инвалид  уже не  может. Но городская администрация прикрылась статьями, подзаконными актами и формальными списками, а суд с ней согласился, так что аргументы Светланы никто учитывать не стал. В прокуратуре ей посоветовали собрать комиссию, которая бы выдала официальное заключение о непригодности квартиры для проживания инвалида, для чего предложили обратиться в Комитет городского хозяйства. Так она и поступила. И комиссия даже пришла, но только для того, чтобы сообщить, что они «некомпетентны в этом вопросе». Мол, жильё ещё не ветхое, а что касается пригодности для инвалидов – это не к нам. От широкой души ей дали пару советов, например, продать квартиру и улучшить жилищные условия. Прозвучало это издевательски - мало того, что покупателя на этакий раритет надо ещё поискать, так и стоимость её на данный момент всего 300 тысяч рублей. Об ипотеке и речи не идёт - кто Кладовым её оформит, да и с чего платить, когда еле хватает на самое необходимое.

- А один товарищ в комиссии мне и вовсе предложил «сдать его (Андрея – прим.ред.) врачам», потому что всё равно мы ничего не добьёмся. У меня руки и опустились, я не знаю, куда идти, - с горечью рассказывает Светлана,- бегать по кабинетам мне некогда, я сына оставить одного надолго не могу. Да и сил нет, и надежды. Никому мы не нужны.

«И пусть твоя левая рука не ведает, что творит правая»

После рассказа Светланы  редакция «Экстры» решила разобраться в вопросе и узнать, кто у нас в городе отвечает за оценку жилья в плане его пригодности для инвалидов.

Министерство социальной защиты, куда логично было обратиться, поведало, что такие комиссии обязана по закону формировать городская администрация, и предположило, что этим занимается комитет городского хозяйства. Как мы помним, Светлана уже обращалась туда с нулевым результатом, но чем чёрт не шутит. Чуда не произошло - там предсказуемо отговорились, что это совершенно точно не их вотчина. На вопрос, кто же этим занимается, нам ответить не смогли. Тогда мы рассудили, что ответ должны знать в общей приёмной читинской администрации – в конце концов, в этом учреждении не один комитет, возможно, эта функция закреплена за кем-то другим?

Но не тут-то было, нас вновь отправили в тот же комитет и сослались почему-то на программу «Комфортная городская среда», хотя она относится к дворам и паркам, а не к квартирам. На этом этапе разговор перестал быть томным, поскольку стало очевидно, что кто и за что отвечает в администрации, сами сотрудники не имеют ни малейшего представления. Решить, кто прав – приёмная или комитет городского хозяйства, нам предложили с помощью старой доброй бюрократии - написать заявление в комитет, дождаться официального отказа, а потом идти с этой бумажкой писать уже новое заявление «здесь, на Бутина 39», и тогда уже «будут разбираться». Страшно представить, сколько времени займёт эта переписка. Но мы-то ищем точного ответа, кто отвечает за комиссию. Тогда было решено уточнить эту информацию в читинском отделении «Всероссийского общества инвалидов». Там нас слегка обнадёжили - ещё раз подтвердили, что по закону такие комиссии действительно обязан по запросу создавать город, и даже сказали, что в прошлом году эта комиссия как-то собиралась. Порекомендовали обратиться в комитет градостроительной политики. Но радость была преждевременной - там тоже первый раз услышали о такой комиссии. После некоторых препирательств и «уточнений у юристов» специалист очередного комитета сообщила, что звонить в поисках правды следует в администрацию Центрального района, они, дескать, должны принять заявление на злосчастную комиссию и передать, куда следует. Но, увы, районная администрация только плечами пожала и реагировать категорически отказалась. Велела обращаться – внимание - в минсоцзащиты. Круг замкнулся. Два дня непрерывных телефонных переговоров результата не принесли. Ни по одному номеру нам так и не сказали «да, это наши полномочия». Никто ничего не знает, все валят друг на друга. Итог неутешительный. Как добиться исполнения закона и защитить права инвалидов, в Чите не знают и знать не хотят.

КОММЕНТАРИЕВ: 5
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
Правила комментирования
Время модерации комментариев – с 08:00 до 24:00 (по местному времени). Поступившие в иные часы будут обработаны в начале рабочего дня.
  • 1092852
    любители петь известные песни :"зачем такого рожала", "почему сразу не сдала", "почему мы платим ипотеку 25 лет, а ей халяву". Хорошо рассуждать отвлеченно, а реально - то что в перспективе? Атамановка?
    Ответить
    4
    3
  • 1092654
    В Советском Союзе не было чужих людей, не было чужой беды, государство всем помогало предоставляя по нынешним временам огромную помощь. А теперь человек человеку волк, никто никому не нужен.
    Ответить
    12
    2
    • 1092748
      В воспеваемом тобой сссре? Малолеткам в ухи дуди. Тоже самое дерьмо было, есть и будет тут вечно.
      Ответить
      0
      15
      • 1092854
        в 1988, с приходом меченого, дальше пошел развал и пустая болтовня.А парень родился годом позже.
        Ответить
        4
        1
        • 1092892
          горбач 1985 присосался если быть точнее.
          Ответить
          1
          0